Я концепция алкоголизма

Зависимость и концепция Я

Глава 4. Кое-что о мире, в котором живет аддикт

Я-концепция зависимого

Не знать себя, значит зависеть от других

Я-концепция — очень важная психологическая структура, ибо как человек воспринимает себя, кем он себя принимает — судьбоносно. Эффективная или неэффективная концепция Я — это важнейший фактор профилактики или напротив, формирования любых аддикций, в том числе алкоголизма.

Я-концепция — это то, что мы как мы понимаем себя. Значение любого явления — это всегда значение для СЕБЯ. Информация о событии сопоставляется с тем, что я знаю о себе, как я ощущаю себя, кем я себе кажусь. Но знание о себе у аддикта искажено психологическими защитами. Есть некое явление, есть аддикт, который с этим явлением сталкивается, и аддикт формирует то, как он оценит значение этого явления для себя. Но представление о собственном Я у аддикта фантастично, и значение явления он тоже оценит фантастично.

Простой пример. Любовно-зависимая женщина воспринимает себя как неспособную выстраивать такие отношения с мужчиной, которые были бы комфортны для нее, она драматически недооценивает себя в отношениях с мужчинами. Отсюда она «понимает», что если эти отношения будут разорваны, она «навсегда» останется в одиночестве. И испытывает ужас при мысли об этом.

Алкоголик упорно понимает себя как «нормального мужика», а «нормальных мужиков» он понимает как людей пьющих. Он «нормальный человек, не хуже других», значит, выпивка для него имеет положительное значение, значит, он будет пить.

То, что я знаю о себе, как понимаю себя, то, как я отношусь к себе, то, как позиционирую себя в окружении, то, какое значение в мире я приписываю себе — все это относится к Я-концепции.

Я-концепция аддикта смутная, она плохо осознана, мало дифференцирована.Зависимый не способен спокойно и с достоинством признать факт своего несовершенства, принять то, что его реальное Я отличается от идеального, ему трудно принять то, что его возможности ограничены. От всего, что угрожает его самолюбию, аддикт прячется за психологическими защитами. В результате самооценка аддикта может быть занижена, может быть завышена, аддикт может прятать свой комплекс неполноценности под маской «превосходства», недоступна только реальная самооценка, отношение к себе со спокойным уважением.

Для того, чтобы определить значение явления, необходимо сопоставить его с системой ценностей: каким ценностям явление благоприятствует, каким угрожает? Система ценностей — существенный аспект Я-концепции. Аддикты смутно понимают собственную систему ценностей, работа по сопоставлению ценностей у них нарушена, на верхние места выходят псевдоценности — и качестве главной псевдоценности — агент зависимости . Для алкоголика это алкоголь, для зависимого от пищи — еда, для любовного-зависимой «ОН», для созависимого — зависимость близкого человека

Мы всегда выбираем лучшую модель из тех, которые кажутся нам доступными. Аддикту, с его рыхлой, cмутной моделью себя самого, кажутся доступными только примитивные реакции, не требующие душевного труда. «На расстоянии вытянутой руки» у зависимого не обнаруживается ничего особо конструктивного. Модель поведения может быть как угодно хороша, но, если она нам кажется недоступной, мы ее не выберем. В отношении к тому, что зависимый содержит в собственной индивидуальности, он напоминает мастера, который носит с собой большой ящик с инструментами, но не знает, что в нем находится, в него не заглядывает, и пользуется только тем, что лежит на самом верху.

Наш выбор всегда зависит от того, чем мы себе кажемся. Аддикт кажется себе существом, которое не способно обойтись без агента зависимости, не способно к самостоятельному существованию.

Мы говорим: мы выбираем наилучшее поведение, которое нам кажется доступны. Но: наилучшее для кого? Для того, кем я себе кажусь. Аддикт себя не знает, не знает своих сильных и слабых сторон, не видит перспектив, он не способен отделить понимание себя от чувств по отношению к себе, все свалено в одной окрошке. Короче говоря, аддикт делает выбор для себя, но не знает толком того человека, для которого делает выбор.

Итог. Низкого качества Я-концепция не дает возможности адекватно оценить значение явления для себя, создать реалистичную карту мира и себя в мире, выбрать эффективное поведение, в том числе эффективный копинг. Результат размытой, примитивной я-концепции — это зависимость от других, потеря жизненного стержня, это направленность жизненных усилий на «казаться» (отвязным в подростковой компании, самым пьющим среди алкоголиков, самым успешным между «серьезными людьми» и так далее). Это жизнь по предписанному другими сценарию, это, в конечном итоге, путь либо к стагнации развития, либо к неврозам и аддикции.

Использованные источники: lyubovnaya-zavisimost.ru

ВАС МОЖЕТ ЗАИНТЕРЕСОВАТЬ :

  Коррекция подросткового алкоголизма

  Пагубное влияние алкоголизма

  Кодирование от алкоголизма панов

  Наследственные признаки алкоголизма

ОСНОВНЫЕ КОНЦЕПЦИИ РАЗВИТИЯ АЛКОГОЛИЗМА

Социально-гигиеническая концепция объясняет природу алкоголизма условиями жизни и взаимоотношениями людей, характером обычаев социальной микросферы, производственных и экономических отношений.

Социально-психологическая концепция трактует алкоголизм как неспецифические показатели социально-психологической несостоятельности личности, неразвитости ее нравственно-ценностной сферы, как показатель невключенности человека в социально активную жизнь.

Генетическая концепция на основании клинико-генеалогических и близнецовых методов исследования достаточно убедительно показывает роль наследственной предрасположенности к алкоголизму. Молекулярно-биологические исследования показали, что индивидуальная предрасположенность к алкоголизму и наркоманиям генетически детерминирована и определяется особенностями функций «системы подкрепления» мозга, различной организацией деятельности катехоламиновой системы и ее контроля со стороны генетического аппарата.

Генетотрофическая концепция пытается объяснить пристрастие к алкоголю наследственно обусловленными нарушениями обмена веществ, в основе которых лежит необычайно высокая потребность в некоторых необходимых для организма пищевых продуктах (витамины группы В, ненасыщенные жирные кислоты, микроэлементы и т.д.).

Этаноловая (наркоманическая) концепция главную причину алкоголизма усматривает в специфическом действии на организм самого алкоголя и наркотика. Согласно этой концепции, людей разделяют на «алкоголеустойчивых» и «алкоголенеустойчивых».

Адренохромная концепция пристрастие к алкоголю объясняет нарушениями катехоламинового обмена, приводящими к постоянному психическому напряжению. Психическая напряженность зависит от соотношения в организме адреналина и продуктов его распада — адренохрома и адренолютина, а также предшественников, т.е. чем больше в организме адреналина и меньше его метаболитов, тем сильнее выражено напряжение.

Эндокринопатическая концепция сводится к тому, что у лиц, предрасположенных к алкоголизму, имеет место первичная слабость эндокринной системы и для адекватных эмоциональных реакций необходима ее постоянная искусственная стимуляция, особенно в экстремальных условиях. Алкоголь и наркотики, являясь такими стимуляторами и воздействуя на гипофиз, активируют эндокринную систему и таким образом облегчают выход личности из психотравмирующей ситуации.

Психопатологическая концепция подчеркивает роль психических, преимущественно характерологических, особенностей личности в этиологии алкоголизма. Правда, не всегда бывает возможно однозначно оценить — первичны или вторичны эти особенности.

Биоэнергетическая концепция исходит из того, что алкоголь и токсиканты действуют прежде всего на водно-ионную структуру организма, нарушая ее стабильность. При хронической интоксикации возникает патологическая архитектоника водно-ионных систем с резонансной спектральной памятью. Резонансная настройка биоэнергетической системы требует постоянного употребления алкоголя, что приводит к потере устойчивости биоэнергетических структур организма человека и физической зависимости.

Системная концепция механизмов зависимости от различных ПАВ исходит из того, что биологические механизмы синдрома зависимости идентичны, независимо от химической принадлежности веществ, вызывающих его развитие, и связаны со специфическими нарушениями функций дофаминовой нейромедиаторной системы, нарастающими при повторных и регулярных приемах ПАВ.

Множество гипотез развития алкоголизма еще раз подтверждает, что пока мы можем говорить о предпосылках, включающих социальную, биологическую и психологическую составляющие заболевания и условиях, в которых алкоголизм возникает с большей частотой. Мы можем говорить о неких, пока скрытых от нас, решающих этиологических факторах, запускающих болезнь.

Для медико-социальных недугов, какими являются алкоголизм, только традиционная диагностика недостаточна, диагноз должен быть функционален, и помимо стадии и типа течения надо оценивать личность и социальную адаптацию.

Использованные источники: narkolog.inkiev.net

ВАС МОЖЕТ ЗАИНТЕРЕСОВАТЬ :

  Пагубное влияние алкоголизма

  Кодирование от алкоголизма панов

  Наследственные признаки алкоголизма

Свобода лучше несвободы?

Часть 2. Как устроена зависимость

Глава4. Характерные для зависимых искажения модели мира

Я-концепция зависимого

Не знать себя, значит зависеть от других

Я-концепция — это то, что мы как мы понимаем себя. Значение любого явления — это всегда значение для СЕБЯ. Информация о событии сопоставляется с тем, что я знаю о себе, как я ощущаю себя, кем я себе кажусь. Но знание о себе у аддикта искажено психологическими защитами. Есть некое явление, есть аддикт, который с этим явлением сталкивается, и аддикт формирует то, как он оценит значение этого явления для себя. Но представление о собственном Я у аддикта фантастично, и значение явления он тоже оценит фантастично.

Простой пример. Любовно-зависимая женщина воспринимает себя как неспособную выстраивать такие отношения с мужчиной, которые были бы комфортны для нее, она драматически недооценивает себя в отношениях с мужчинами. Отсюда она «понимает», что если эти отношения будут разорваны, она «навсегда» останется в одиночестве. И испытывает ужас при мысли об этом.

Алкоголик упорно понимает себя как «нормального мужика», а «нормальных мужиков» он понимает как людей пьющих. Он «нормальный человек, не хуже других», значит, выпивка для него имеет положительное значение, значит, он будет пить.

То, что я знаю о себе, как понимаю себя, то, как я отношусь к себе, то, как позиционирую себя в окружении, то, какое значение в мире я приписываю себе — все это относится к Я-концепции.

Я-концепция аддикта смутная, она плохо осознана, мало дифференцирована .Зависимый не способен спокойно и с достоинством признать факт своего несовершенства, принять то, что его реальное Я отличается от идеального, ему трудно принять то, что его возможности ограничены. От всего, что угрожает его самолюбию, аддикт прячется за психологическими защитами. В результате самооценка аддикта может быть занижена, может быть завышена, аддикт может прятать свой комплекс неполноценности под маской «превосходства», недоступна только реальная самооценка, отношение к себе со спокойным уважением.

Для того, чтобы определить значение явления, необходимо сопоставить его с системой ценностей: каким ценностям явление благоприятствует, каким угрожает? Система ценностей — существенный аспект Я-концепции. Аддикты смутно понимают собственную систему ценностей, работа по сопоставлению ценностей у них нарушена, на верхние места выходят псевдоценности — и качестве главной псевдоценности — агент зависимости . Для алкоголика это алкоголь, для зависимого от пищи — еда, для любовного-зависимой «ОН», для созависимогозависимость близкого человека

Мы всегда выбираем лучшую модель из тех, которые кажутся нам доступными. Аддикту, с его рыхлой, cмутной , кажутся доступными только примитивные реакции, не требующие душевного труда. «На расстоянии вытянутой руки» у зависимого не обнаруживается ничего особо конструктивного. Модель поведения может быть как угодно хороша, но, если она нам кажется недоступной, мы ее не выберем. В этом отношении зависимый напоминает мастера, который носит с собой большой инструментальный ящик, но не знает, что в нем находится, в него не заглядывает, и пользуется только тем, что лежит на самом верху.

Наш выбор всегда зависит от того, чем мы себе кажемся. Аддикт кажется себе существом, которое не способно обойтись без агента зависимости, не способно к самостоятельному существованию.

Мы говорим: мы выбираем наилучшее поведение, которое нам кажется доступны. Но: наилучшее для кого? Для того, кем я себе кажусь. Аддикт себя не знает, не знает своих сильных и слабых сторон, не видит перспектив, он не способен отделить понимание себя от чувств по отношению к себе, все в одной окрошке. Короче говоря, аддикт делает выбор для себя, но не знает толком того человека, для которого делает выбор.

Итог. Низкого качества Я-концепция не дает возможности адекватно оценить значение явления для себя, создать реалистичную карту мира и себя в мире, выбрать эффективное поведение, в том числе эффективный копинг . Результат размытой, примитивной я-концепции — это зависимость от других, потеря жизненного стержня, это направленность жизненных усилий на «казаться» (отвязным в подростковой компании, самым пьющим среди алкоголиков, самым успешным между «серьезными людьми» и так далее). Это жизнь по предписанному другими сценарию, это, в конечном итоге, путь либо к стагнации развития, либо к неврозам и аддикции.

Использованные источники: drsosnov.ru

ВАС МОЖЕТ ЗАИНТЕРЕСОВАТЬ :

  Коррекция подросткового алкоголизма

  Пагубное влияние алкоголизма

  Кодирование от алкоголизма панов

Теоретический анализ особенностей личности больных алкоголизмом

Понятие алкоголизма

Алкоголизм — тяжелая хроническая болезнь, в большинстве случаев трудноизлечимая. Она развивается на основе регулярного и длительного употребления алкоголя и характеризуется особым патологическим состоянием организма: неудержимым влечением к спиртному, изменением степени его переносимости и деградацией личности[17, c.42].

Впервые термин «Алкоголизм» был применен в 1849 шведским врачом и общественным деятелем М. Гуссом для обозначения совокупности болезненных изменений, происходящих в организме под влиянием употребления спиртных напитков. Эго определение долго господствовало на страницах учебников и руководств по психиатрии и на протяжении полувека не подвергалось каким-либо существенным изменениям[18, c.35].

Рассмотрим и другие наиболее известные определения алкоголизма.

Дейчман Э.И. — алкоголизм (в узко — медицинском смысле) — заболевание, наступающее в результате частого неумеренного употребления спиртных напитков и болезненного пристрастия к ним[5].

Лукомский И.И. — алкоголизм — заболевание, вызываемое систематическим употреблением алкогольных напитков, характеризующееся влечением к ним, приводящее к психическим и физическим расстройствам и нарушающее социальные отношения лица, страдающего этим заболеванием[5].

Энтин Г.М — алкоголизм — заболевание, вызванное систематическим употреблением алкогольных напитков и обусловленное воздействием алкоголя как наркотического вещества[59, с.34].

Портнов А.А, Пятницкая И.Н. — алкоголизм — заболевание, характеризующееся симптомом наркотической зависимости, в течение которого наступают специфические соматические расстройства и возникают социальные конфликты[46, c.56]

Стрельчук И.В — алкоголизм — болезнь, при которой возникает болезненное влечение с одновременной потерей чувства меры, контроля приема спиртных напитков, когда у больных, вследствие длительного злоупотребления ими, появляются психические и соматические расстройства различной интенсивности, вначале обратимые, но постепенно переходящие в необратимые (органические)[5].

Морозов Г.В, Иванец Н.Н. — алкоголизм — прогредиентное заболевание, определяющееся патологическим влечением к спиртным напиткам (психическая и физическая зависимость)[5].

Это выражается в развитии дисфункционального состояния, абстинентного синдрома при прекращении употребления алкоголя, а в далеко зашедших ситуациях — стойкими соматоневрологическими расстройствами и психической деградацией[4, c. 45].

В современной патопсихологии алкоголизм определяется как экзогенное психическое заболевание (токсикомания), которое при постоянном или рецидивирующем течении приводит к формированию прогредиентного органического психосиндрома и алкогольной деградации личности[20, c.134].

Это заболевание характеризуется наличием синдрома зависимости (абстинентного синдрома), изменением толерантности к алкоголю, появлением соматических и психических нарушений, социальной деградации личности[19, c.45].

В развитии алкоголизма различают три стадии:

I — начальная (в клинике — неврастеническая) стадия характеризуется психической зависимостью от алкоголя, нарастанием толерантности к спиртному, утратой защитного рвотного рефлекса, появлением опьянений с частичной амнезией, проявляющейся в частичном запамятовании отдельных событий и своего поведения в состоянии опьянения. В этой стадии совершается переход от эпизодического пьянства к систематическому.

II — развернутая стадия (в клинике — наркоманическая) отличается возникновением физической зависимости с компульсивным, неудержимым влечением к алкоголю. Толерантность к алкоголю достигает максимума. Формируется абстинентный (похмельный) синдром. В этой стадии наблюдаются потеря количественного и ситуационного контроля, псевдозапои, социальные затруднения, неврологические и соматические расстройства, выраженные нарушения сна. В этой стадии могут быть и алкогольные психозы.

III — конечная (в клинике — энцефалопатическая) стадия, которая характеризуется снижением толерантности к алкоголю и преобладанием физической зависимости от него, по сравнению с психической. Наибольшей выраженности достигают психические проявления абстинентного синдрома с деградацией личности по алкогольному типу. Часто наблюдаются запои, алкогольные психозы[18].

Наиболее частым алкогольным психозом является алкогольный делирий (белая горячка), который возникает обычно на фоне абстиненции вечером или ночью и сопровождается дезориентировкой во времени и пространстве, яркими образными зрительными галлюцинациями (змеи, мыши, черти и многое другое), психомоторным возбуждением, чувством страха, вегетативными проявлениями (потливость) и выраженным тремором рук[56, c.83].

Психоаналитические теории алкоголизации:

С точки зрения психоаналитического направления влечение к алкоголю выступает как возврат к более ранним стадиям развития, к детским сексуальным переживаниям. Влечение к алкоголю выступает как средство защиты собственного «Я» от окружающего мира. Так, согласно одной из концепций, алкоголизм рассматривается как способ бегства от гомосексуальных импульсов, запретных мыслей и чувства вины[10].

К. Менингер назвал влечение к алкоголю — это перенос на самого себя агрессии, которая не может в силу действия культурных табу быть адресована ее действительным виновникам[7]. Алкоголизм как оральная фрустрация потребности в зависимости, возникающая сначала в раннем детстве, а затем в юности, представляет собой защиту от депрессии. В этом случае алкоголь выполняет функцию примирения больного с неизбежностью этих фрустраций. Этот тезис подтверждается тем, что алкоголизму предшествует эмоциональная неадекватность, невротичность[34, c.45].

Х. Тьебо, характеризуя больных алкоголизмом, полагал, что у них бессознательная потребность в доминировании сочетается с чувством одиночества и изоляции[5, c.56].

Тревога, по мнению Зимберга, возникающая в результате фрустрации потребности в зависимости, подавляется алкоголем, который действует, как фармакологическое вещество способное индуцировать ощущение собственной силы, всемогущества, неуязвимости[52, c.179].

Но поскольку эффект алкоголя временный, то уже в структуре абстинентного синдрома, то есть в состоянии возникающего в результате прекращения действия алкоголя при внезапном перерыве его применения, появляется чувство вины и отчаяния. Чувство неполноценности возрастает, и конфликт продолжается по порочному кругу[50].

Итак, главный смысл злоупотребления алкоголем, по Ш. Зимбергу, состоит в достижении неадекватно усиленного, «грандиозного» образа Я, которое Зимберг обозначил термином реактивная грандиозность[6].

В теории Зимберга является признание реальных социально-психологических отношений в качестве главного источника психологических проблем больного, автор учитывал роль социокультурных факторов, и последнее, психологические факторы алкоголизма проявляют себя, если есть генетическая предрасположенность[21, c.56].

Алкогольное поведение как игру, позволяющую манипулировать чувствами и действиями окружающих, рассматривает трансактный анализ[47].

Трансакция — это действие, переходящее в ответное действие или состояние другого объекта и как бы рассчитанное на такой трансформированный возврат[5]. Употребление спиртного выступает как случайное удовольствие, дополнительное преимущество, процесс, ведущий к кульминации — похмелью. Удовольствие, получаемое от похмелья — это способ привлечь внимание к себе и своим переживаниям, завести «преследователя» в тупик и получить от него прощение[54]. Низкая самооценка обуславливает страх перед психологическими интимными отношениями, предполагающими самораскрытие. В целях их избегания возникает и поддерживается потребность сохранять отношения игры[57]. Такие личностные качества, как лживость и хитрость больных алкоголизмом, не являются изначально присущими им, а выступают как неотъемлемая часть роли, разыгрываемой в рамках той или иной трансакции, истинная причина появления которой в репертуаре поведения больного заключается в патологическом влечении к алкоголю[33, c.156].

Бихевиоральное направление объясняет алкоголизм как усвоенное поведение, подчиненное закономерностям научения[5]. Особое значение придается напряжению и тревоге, являющихся составными частями стрессовых ситуаций, в которых происходит патологическое научение. С точки зрения бихевиорального направления алкоголь выполняет следующие функции:

1) социальной формы неадекватного поведения;

2) единственно доступной для личности формы привлечь к себе внимание;

3) средства в ситуациях стресса;

4) способа уклониться от участия во многих нежелательных ситуациях[24, c.67].

Согласно мотивационно — потребностным теориям алкоголизма мотив сдвигается на цель, то есть, вспомогательное действие теперь занимает ведущее место в иерархии мотивов[35]. Но для того, чтобы алкогольная мотивация обрела черты патологического влечения, лежащие в основе обращения к алкоголю, должны непременно иметь высокую субъективную, чаще всего аффективную значимость[45].

По мнению Б. С. Братусь алкогольная потребность формируется на основе иллюзорного удовлетворения иных, нормальных, потребностей человека, т.е. путем замещения, характерного для патологических влечений[4, c.56].

Основными психологическими причинами употребления алкоголя, являются:

1) возможность удовлетворения желаний и разрешения конфликтов, которые дает состояние опьянения для длительно пьющего человека, научившегося опредмечивать в этом состоянии самые разные актуальные потребности[15];

2) психолого-социальные условия, социальные преграды утрачивают для больного свое значение, личность целиком подчиняется патологической мотивации, и поведение ее становится достаточно стереотипным. За этими изменениями всегда скрывается индивидуальные особенности опредмечивания с помощью алкоголя и ритуалов его потребления нереализованных потребностей человека. Изменение личности идет путем изменения потребности мотивов, разрушения преморбидных установок, сужения круга интересов[15].

На основании факторного анализа массива данных американские ученые выделили восемь подгрупп больных алкоголизмом, каждая из которых имеет свои, не повторяющиеся в других подгруппах свойства. Классификация строится на основе выделения ведущих мотивов и способов удовлетворения потребностей, которые определяют содержательную сторону влечения к алкоголю[51, c.78].

С этих позиций обращение к алкоголю может быть дифференцированно следующим образом:

1) Алкоголь — средство редукции напряжения. Это наиболее элементарная форма использования алкоголя с целью удовлетворения в релаксации[5].

2) Алкоголь — средство изменения эмоционального состояния, так как этанол действует как психофармакологическое средство, через систему биохимических процессов, в первую очередь, на эмоциональную сферу человека[50].

3) Алкоголь — средство получения удовольствия. Здесь основу составляет выраженная гедонистическая мотивация, а также поиск острых и необычных ощущений, что свойственно для формирования алкоголизма в раннем возрасте. Эту группу можно описать как состоящую, в основном, из представителей гипертимного и неустойчивого типов акцентуации характера[48].

4) Алкоголь — средство повышения самооценки и самоуважения, достижения самоутверждения. Основные черты психологического портрета больных этой группы: робость, неуверенность зависимость, чувствительность, склонность к формированию чувства вины, сочетающиеся с гиперкомпенсаторной тенденцией самоутвердиться за счет высокомерия и бравады в поведении[60].

5) Алкоголь — средство компенсации. При этом подразумевается использование этанола для замещения каких-то, недостающих человеку форм и способов удовлетворения потребностей, и коррекции дизгармонической структуры характера, личности в целом[5].

Алкоголь — средство общения и коммуникации. В основе этого типа мотивации лежат неудовлетворенные потребности в общении, в выходе из одиночества. Эти больные обычно чрезвычайно замкнутые, тревожные, конформные, зависимые, чувствующие себя в обществе неуверенно[5].

Алкоголь — результат научения или подражания, средство поддержания приятного ритуала. Психологическую основу этого типа мотивации составляют неуравновешенность личности, высокая внушаемость, некритичность. Особенно часто он наблюдается у подростков[29].

Алкоголь — манипуляция, средство межличностной защиты. Основной мотив манипулятивного поведения — сохранитъ присущий больному алкогольный стиль поведения и добиться односторонних преимуществ в межличностных отношениях[28, c.89].

Каждый из восьми видов мотивации может играть ведущую роль на всем протяжении алкогольной болезни или на каком-то одном ее этапе. Мотивационные типы могут наблюдаться совместно или переходить друг в друга.

В формировании «алкогольной личности» основное значение имеют следующие факторы:

а) преморбидные изменения;

б) неспособность человека адаптироваться к требованиям общества и неумение использовать приемлемые формы и способы снятия напряжения;

в) отрицательные факторы социальной среды[23].

Структура межличностно — психологических особенностей больных зависит от типа мотивации, предопределяющей соответствующий тип алкоголика[38].

Использованные источники: studwood.ru

ВАС МОЖЕТ ЗАИНТЕРЕСОВАТЬ :

  Коррекция подросткового алкоголизма

  Кодирование от алкоголизма панов

  Корень копытень лечение алкоголизма

  Лучший метод борьбы с алкоголизмом

1.2 Формирование концепции алкоголизма, как болезни

алкоголик дети психический личность

Первая научная формулировка алкоголизма была дана Броттером, написавшим в 1804 г. книгу о медицинских, философских и химических аспектах употребления алкоголя и его влияния на человека. Влечение к алкоголю Гиротетер рассматривал как признак психического заболевания. Психиатры XIX века много занимались вопросами психических заболеваний, связанных со злоупотреблением алкоголя, ими была установлена связь ряда психических расстройств и поражений нервной системы с алкоголизмом (Маньян, Гусе, Саттан и др.)

Всемирную известность получили работы отечественного психиатра С.С. Корсакова, который в 1887 — 1890 гг. описал сопровождающиеся тяжелым расстройством памяти и воспаление периферических нервных стволов алкогольный психоз, вошедший в литературу под именем Корсаковского. [38]

В результате этих исследований к концу XIX века сформировалось представление о том, что злоупотребления алкоголем способно вызвать различные, в том числе и психические заболевания.

Однако это положение не распространялось на само злоупотребление алкоголем, которое оценивалось главным образом с этических, моральных, юридических точек зрения.

В 1872 г. в США была организована Американская медицинская ассоциация для изучения нетрезвости и наркотиков. В 1876 г. она начала издавать «Журнал алкоголизма». Это издание просуществовало 40 лет, в нем публиковались статьи, в которых проводилась идея о том, что нетрезвость является болезнью в виде невроза или даже психоза и что употребление алкоголя не только причина болезни, но и, само по себе симптом болезненного процесса. Следует отметить, деятельность ассоциации не встретила поддержки и подверглась резкой критике.

В 1892 .г в Англии начал выходить в свет «Британский журнал алкоголизма». В отличие от Американского издания в нем рассматривались главным образом вопросы биохимии алкоголя и механизмов нарушений, связанных с его воздействием, сама же идея алкоголизма как болезни прямо не ставилась.

В Германии, Франции в XIX веке большое значение для формирования представлений об алкоголизме имели работы Бонгеффера, Гауппа, Эскираля и других, обративших основное внимание на психиатрическую сторону проблемы. Благодаря этим исследованиям в начале XX века идея об алкоголизме как о болезни становится все более популярной. Этот процесс достигает своего апогея в первой половине XX века, когда медицинские подходы к проблеме алкоголизма приобретают основное значение.

Среди основных факторов развития алкоголизма особое значение приобретает психологический фактор. Медико-психологическое направление рассматривает алкоголизм как болезнь в психологическом значении, как симптом определенного психологического нарушения. Психологическое понимание исходит из отрицания концепции болезни вообще.

Представители медико-психологического направления 30-50-х годов XX века рассматривали человека, страдающего алкоголизмом, как «больную личность» или даже как психически больного человека. Появлялись в связи с этим различные формулировки алкоголизма.

Так, например, американский психиатр Абби Дарфи Грей определял алкоголизм следующим образом: «Алкоголизм является не результатом болезни, а болезненным выражением внутреннего стремления, которое требует лечение как любая болезнь». Под «внутренним стремлением» автор понимает эмоциональные нарушения.

Английский психиатр Питер Мур определял алкоголизм как «психическое заболевание». Он писал, что «люди напиваются не потому, что к этому стремятся. Алкоголик — очень больной человек со сложной и опасной болезнью».

Немецкий психиатр Вирш называл алкоголизм «болезнью всей личности».

Психиатр Киве писал, что «алкоголизм является болезнью и формат прогрессивной наследственной самодеградации». Можно привести также определения Хилари Роземан: «Алкоголизм является психологической болезнью», Вильгельм Пфеффер: «Алкоголизм начинается как симптом тревоги и становится клиническим синдромом с психологическими и социальными симптомами».

Авторы, рассматривающие алкоголизм в качестве симптома «психологического заболевания», пытались увидеть в алкоголизме симптомы невроза, отражение психологического конфликта. Так, например, Бернер и Солме указывали, что «у невротиков алкоголизм часто является симптомом, который в дальнейшем замещается другими симптомами». Шерфи писал, что пьянство алкоголика — симптом различных болезней.

С течением времени психологические формулировки становятся более осторожными и исходят уже из результатов полученных исследований. Обращается внимание на значение тревожности: употребление алкоголя в ряде случаев способно временно снимать явление эмоционального напряжения.

В то же время постепенно формируется представления об алкоголизме как о наркотическом в своей основе процессе в фармакологическом смысле этого слова.

В 1956г. Вильгельм Пфеффер, придерживаясь точки зрения, что алкоголизм — прежде всего, психологический процесс, пытается найти клиническую основу изменений в развитии наркомании.

Большое значение для формирования современной концепции алкоголизма как болезни имели труды С. Г. Жислина, который в 30-х годах убедительно описал наблюдавшиеся у многих лиц синдром похмелья.

Дальнейшее развитие понимание особенностей алкоголизма как болезни связано с исследованиями Джеллинека. Им было показано, что в начале употребления алкоголя обычно обусловлено психологическими и социальными факторами. [5]

Использованные источники: psy.bobrodobro.ru

Похожие статьи