Алкоголизм высоцкого лечение

Алкоголизм высоцкого лечение

Книга об «алкогольной судьбе» Владимира Высоцкого

С пьянством можно бороться по-разному. Один из способов борьбы — рассказать правду о трагической жизни человека, погибшего от пьянства. И особенно сильное впечатление этот рассказ производит, если этот человек — любимец всего народа.

Федор Раззаков, написавший большую (500 страничную) книгу «Владимир Высоцкий. По лезвию бритвы», вышедшую в прошлом году, главной ее темой сделал пьянство поэта. Вернее, как он пишет в предисловии: «. собрав о Владимире Высоцком массу всевозможного устного и печатного материала, я старался понять: почему он так сильно пил, чего не хватало ему в жизни? Почему из молодого человека, когда-то принявшего в компании стакан вина, получился законченный алкоголик?

. никто не гибнет зря.
Так лучше, чем от водки и от простуд.

Так пел Владимир Высоцкий за 14 лет до своей смерти. Он не желал себе гибели от водки, но все равно пил, с каждым годом «уходя в пике» все сильнее и сильнее.

Ответ, на заданные в предисловии вопросы, можно свети к нескольким пунктам: причиной пьянства была отягощенная наследственность, раннее знакомство с зельем (с 13 лет), тяжелая семейная обстановка в детстве (не сложившиеся отношения с отчимом), социальная несправедливость, неудачи в личной жизни.

То есть ничего оригинального. Миллионы людей на земле живут с теми же проблемами, но не все из них становятся алкоголиками. Хотя многие и становятся. На наш взгляд гораздо ближе к полному ответу на вопрос о причинах пьянства Высоцкого подводят параллели, разбросанные по всей книге, — судьба Высоцкого ставится в ряд судеб других известных талантливейших русских, советских и зарубежных писателей, актеров, музыкантов. Сергей Есенин, Александр Твардовский, Александр Фадеев, Михаил Шолохов, Геннадий Шпаликов, Николай Рубцов, Джек Лондон, Эрнест Хемингуэй, Джон Ленон, Роберт Бернс. Страшный список, страдавших от «веселого убийцы» — алкоголя — можно было бы и продолжить.

Но, все-таки, сравнивая нашу отечественную и американскую литературу, Ф.Раззаков утешает читателя: «Вообще чуть ли не вся американская литература создана алкоголиками. Из шести американских писателей — нобелевских лауреатов по литературе трое — С.Льюс, Ю.о’Нил, У.Фолкнер — в течение длительных периодов жизни были запойными пьяницами, алкоголиками. Двое из лауреатов — Э.Хемингуэй, Д.Стейнбек — тоже много пили».

Наши писатели — Нобелевские лауреаты пьяницами не были. Но, повторимся, все-таки многие русские писатели были и по сей день являются сильно зависимыми от спиртного.

Такую же книгу, как о Высоцком, с подробными описаниями пьяных срывов и их последствий, увеличивавшейся год от года зависимости от алкогольной наркотизации, можно было бы написать и о других наших писателях.

Самое распространенное сравнение — сравнение Высоцкого с Есениным. Справедливо написал один из критиков — «у каждого из них был свой черный человек». И, что очень важно, — это, кстати, отличает Высоцкого от многих «пьяных знаменитостей» и, грубо говоря, от «собутыльников», — он видел и знал о существовании этого «черного человека».

Во мне два Я — два полюса планеты,
Два разных человека, два врага.
И я борюсь, давлю в себе мерзавца, —
О, участь беспокойная моя!-
Боюсь ошибки, может оказаться,
Что я давлю не то второе Я.
Искореню, похороню, зарою, —
Очищусь, ничего не скрою я!
Мне чуждо это Я мое второе,
Нет, это не мое второе Я!

Эта раздвоенность проявлялась постоянно, справиться с ней у Высоцкого не хватало сил. Показателен разговор Высоцкого с лечащим врачом — Михаилом Буяновым, который приводится в книге Ф.Раззакова:

«— Вы поете о романтике, о силе воли, о товариществе — вот на деле и покажите себя. А то в песнях Вы одно, а в жизни совсем другое.

— Вы говорите не как врач. Врачи всегда соглашаются, а вы со мной спорите.

— Видите ли, пьянство и наркомания — это не аппендицит или инфаркт, которые мало зависят от воли человека. Пьянство — следствие свободы выбора, человек совершенно сознательно приобщается к этому пороку и расстается с ним по собственной воле. Неслучайно наибольшую помощь подобной публике оказывают не медики, а священники. В психиатрии главное оружие врача — его личность. Если личность лекаря сильнее личности пьяницы, и лекарю удается отговорить от такого образа жизни, в котором стержнем является водка, то вовсе не важно, кто по профессии этот лекарь. Если человек не намерен избавиться от своего порока, никто не может сделать это помимо его воли.

—Так выходит, я не больной человек?

—Вы больной, больной вытекает из вашего образа жизни, который вы выбрали.

—Но ведь вся страна пьет, а среди актеров половина — алкаши.

—Не вся стран пьет, кто-то и работает.

На это Высоцкий ничего не ответил, больше они не виделись».

В биографии Ф.Раззакова рассказывается о том, что в жизни Высоцкого были периоды, когда он активно сопротивлялся своему «черному человеку», тогда он ненавидел пьянство вообще, и этот праведный гнев держал его вдали от «рюмки». И, надо сказать, в те периоды борьба была более результативной, чем тогда, когда он «подшивался». Во время принудительного лечения его стали посещать мысли о самоубийстве:

Устал бороться с притяжением земли —
Лежу, — так дальше расстоянье до петли.
И сердце дергается словно не во мне, —
Пора туда, где только ни и только не.

Книга Ф.Раззакова — очень нужная для русских людей книга. Жизнь и судьба Высоцкого у нас всегда романтизировалась. Мы любили и любим его песни, и мы привыкли считать его «жертвой режима», привыкли думать и говорить: «Он не мог выдержать той лжи, которая царила вокруг, его не понимали, его травили, потому он и пил. Он в этом не виноват». И сами мы не замечаем, что из такого рассуждения можно сделать общезначимый вывод: когда не понимают, когда клевещут, когда времена трудные не грешно и выпить, расслабиться, — иначе нервная система не справится с нагрузкой.

Судьба Высоцкого, рассказанная Ф.Раззаковым, доказывает — чем больше уступаешь желанию расслабиться, тем страшнее становится зависимость от «черного человека». И даже сильный, с «бойцовским характером» пьяница не может сам справится со своим страшным противником.

Реалистический, а не романтический взгляд на поэзию и судьбу Высоцкого заставляет проводить черту между Божиим даром, которым он был наделен и греховной жизнью, которая зачастую находила отражение и в песнях. Так что далеко не все написанное Высоцким можно читать и петь без повреждения души, — имею в виду прежде всего его блатные и пьяные песни, тем более те, которые и записаны были на пленку во время пьяного застолья.

Читая биографию Высоцкого, невольно вспоминаешь слова старца Варсонофия и старца Нектария Оптинских о наших писателях: «У них на душе всегда кошки скребут. И без этого нельзя». «Можно приобрети славу всего мира, а душу свою потерять». Эти старцы, особенно часто напоминавшие своим духовным чадам о судьбах наших писателей, говорили, что гению спастись труднее всего, — у него больше искушений, чем у простого человека, на него больше воюет «черный человек». Спасти гения может только глубокое покаяние (старцы всегда ставили в пример Достоевского) и молитва. Молился ли кто-нибудь за Высоцкого при жизни? Молился ли он сам? Каялся ли?

«Журналистское расследование» ведущего канала «Культура» Дмитрия Менделеева доказало, что Высоцкий был крещен. В его последних стихах немало покаянных нот, памяти о смерти (он знал, что он обречен) и о Боге. Как много значит, например строчка:

Купола в России кроют чистым золотом,
Чтобы чаще Господь замечал.

В последних стихах ясно и четко говорится о том, что поэта ждет Небесный Судия, перед которым в скором времени ему придется предстать. Но нет у нас никаких свидетельств о том, что Высоцкий прибегал к церковным Таинствам, о том, что он хотя бы изредка заходил в храм. Хотя, это могло быть тайной души и Бога. Не было в окружении Высоцкого верующих людей, были ли молитвенники — это вызывает больше всего сомнений. Со своим страшным врагом, который, в конце концов, стал его убийцей, Высоцкий постоянно оказывался наедине. О том, что его мучения достигли в конце жизни пределов человеческого терпения, говорится в одном из последних стихотворений, которое начинается со строки:

И снизу лед, и сверху — маюсь между.

Уже при жизни Высоцкий вкусил адские муки, он даже в песнях кричал об этом, он как бы предупреждал своей судьбой: «Люди! Не ходите по этим дорогам, они кончаются мучительной смертью еще при жизни». Фотографии Высоцкого последних лет (одна из них на обложке книги Ф.Раззакова), последние видеозаписи заставляют внутренне содрогнуться: такой запредельный надрыв, мучение, отчаяние сквозит в этом взгляде. «Спасите наши души, мы гибнем от удушья!» Дошло ли это предупреждение, как и, например, предупреждение другого великого поэта, которого любил Высоцкий:

Не таюсь я перед вами, посмотрите на меня,
Я стою среди пожарищ, обожженный языками

Преисподняго огня (А.Блок) — до русских людей? По всей видимости, нет.

В книге Ф.Раззакова справедливо говорится о том, что переменить ситуацию с пьянством в России можно только на государственном уровне. «На Западе, где ко всему относятся практично, прекрасно понимают, какой колоссальный вред обществу наносит пьянство, вкладывают немалые деньги в антиалкогольную кампанию. Многие знаменитости Запада, переболевшие когда-то этой болезнью, теперь открыто пропагандируют трезвый образ жизни и призывают к этому и тех своих коллег, кто еще не успел одуматься. В нашей больной стране пока этого нет». Доживем ли мы до тех времен, когда ситуация переменится — Бог весть.

А об одной из жертв «последней войны», которая много десятилетий совершается на нашей земле, в том числе при помощи водки, наркотиков и курева — о Владимире Высоцком теперь есть кому помолиться. Слава Богу, есть теперь те, кто просит у Господа простить его «прегрешения вольная и невольная и нас помиловати и спасти».

Использованные источники: opv-ak.ru

ВАС МОЖЕТ ЗАИНТЕРЕСОВАТЬ :

  Пагубное влияние алкоголизма

  Наследственные признаки алкоголизма

  Смерть от сердечной недостаточности алкоголизма

Лечивший Владимира Высоцкого от пьянства врач поведал о его болезни

Врач, спасавший артиста от алкоголизма, откровенно рассказал о его болезни. 25 июля исполнилось 30 лет со дня смерти Владимира Высоцкого. Юбилейная дата породила целую волну слухов и домыслов о смерти великого артиста.

Так, некий американский врач Марк Цыбульский выложил в Интернете работу, посвященную психическому заболеванию артиста. Основывая свои измышления на компиляциях, составленных из высказываний друзей и коллег поэта, автор опуса «Почему умер Высоцкий» без обиняков ставит ему диагноз — «маниакально-депрессивное состояние». Наш обозреватель Борис Кудрявов встретился с врачом-психиатром, президентом Московской психотерапевтической академии, профессором Михаилом Буяновым, диагностировавшим Владимира Семеновича и с помощью гипноза проводивший лечение алкоголизма и отучавшего его от пьянства.

— Компиляторы из Интернета — страшная сила: концов не найдешь. Творение Цыбульского никакого отношения к психиатрии конечно же не имеет, — начал разговор со мной Михаил Буянов. — Все врачи мира живут по Международной классификация болезней, травм и причин смерти (МКБ). Ни о каких предположительных диагнозах там даже речи быть не может! А о посмертных тем более.
— При каких обстоятельствах вы встретились с Высоцким?
— В ноябре 1965 года тогдашний главный врач Московской психиатрической больницы № 8 имени Соловьева Василий Дмитриевич Денисов попросил меня помочь: в течение нескольких недель нужно было возить из клиники на репетиции актера театра на Таганке Владимира Высоцкого. И следить, чтобы он не напивался.
Я был совсем еще молодым врачом. После окончания Второго Московского медицинского института им. Н.И.Пирогова учился в аспирантуре. Меня тогда удивило — как такой молодой парень (а он всего на год старше меня), и уже законченный алкоголик! Хотя природный дар чувствовался.
— Михаил Иванович, у вас получалось «следить» за таким пациентом?
— С первого же дня начались проблемы: во время перерыва он надрался в театральном туалете. Где-то у него была водка припрятана. Директор театра Николай Лукьянович Дупак принялся меня ругать: «Ну, как же так, Миша, не уследил!» Естественно, я был на Высоцкого зол. Да и он относился ко мне крайне настороженно. По просьбе его супруги Людмилы Абрамовой мне приходилось несколько раз ходить с Владимиром на разные банкеты. В основном мы бывали в Доме актера. И в моем присутствии Высоцкий держался, не пил.

Актеру проводили лечение от алкоголизма в щадящем режиме

— Но тот же Цыбульский ссылаясь на Ваши воспоминания, делает упор именно на психической стороне болезни Высоцкого: «заведующая отделением сказала: «Высоцкий — отпетый пьяница, такие способны на все», а лечащий врач добавила: «Вначале ему ставили «психопатию, осложненную бытовым пьянством», но вскоре сменили диагноз на «хронический алкоголизм».
— Психопатия – врожденное уродство человеческого характера. Но это не болезнь как таковая. А вот хронический алкоголизм — действительно тяжелое заболевание. Но учтите, лечащим врачом Высоцкого я не был. Хотя в борьбе за его здоровье участие принимал активное. Даже гипнотизировал, с его согласия разумеется, чтобы поставить код на запрет к выпивке. Отделением, в котором лежал Высоцкий, заведовала Вера Феодосьевна Народницкая.
А лечащим врачом была Алла Машенджинова. Не знаю о методах их лечения. В дела коллег стараюсь не лезть. Но, если судить по результатам, то можно понять, что лечили Высоцкого в щадящем режиме.
— Но речь-то идет о маниакально-депрессивном психозе.
— Такого состояния у Высоцкого и быть не могло. Потому что структура личности неподходящая для этого. Колебаний настроения, связанных с такой болезнью, у него не наблюдалось. У него вообще не было психоза как такового!

Высоцкий легко поддавался гипнозу от алкоголя

— Можно ли все-таки считать Высоцкого психически больным человеком?
— Хронический алкоголизм да еще в сочетании с осложненной формой полинаркомании к психическим заболеваниям, конечно, имеет отношение. Психика от таких возлияний меняется не в лучшую сторону. Скажу больше — эти изменения иногда внешне могут быть похожи на врожденную психопатию. Но при чем здесь маниакально-депрессивный психоз, понять не могу?

— Вы упомянули гипноз. Он помог?
— Считается, что все алкоголики, и Владимир не был исключением, очень гипнабельны. Естественно, предварительно мы договорились. И вообще много разговаривали на тему гипноза. Ведь Высоцкий был очень любознательным. Его внушение, выработку условного рефлекса я проводил на себя. То есть при виде меня у Высоцкого должен возникать страх к выпивке, отвращение к водке. Он боялся, что если выпьет, то возникнет сильный страх, либо начнется рвота. Результат оказался хорошим. В моем присутствии Владимир Семенович к рюмке не притрагивался. Если разумно практиковать, то в таком состоянии пациента можно было бы продержать лет пять как минимум.
— А чем объясняется ваша жестковатость по отношению к Высоцкому?
— Мой голос — всего лишь голос особого врача. По моему мнению, медик обязан не путать человека с его творчеством. Ведь Высоцкий обошел все психиатрические больницы Москвы и Подмосковья не по одному разу. Кто-нибудь ему реально помог? Врачи становились больше его друзьями, чем лекарями. А строгих врачей, как все алкоголики, он люто ненавидел.
— Врачи, говорят, тоже приложили руку к его зависимости от наркотиков.
— Высоцкий в последние годы своей жизни общался, извините, со всякой шпаной: с врачами, медсестрами, у которых можно было раздобыть, купить наркотики. После его смерти некоторых из них даже разыскивали фискальные органы. Так что, ни одного приличного медика рядом с ним не было. Кроме, может быть, реаниматологов, которые из уважения к Марине Влади вытаскивали Высоцкого из тяжелейших ситуаций.
— О каких наркоторговцах вы говорите? В те годы в Москве и наркоманов то практически не было.
— Их действительно было очень мало. Но наркотиками в Москве все же торговали. Высоцкий и погиб оттого, что канал их поступления перекрыли. В 1980 году, перед началом Олимпиады из московских больниц изъяли все наркотики опийной группы — опиаты. Той самой категории наркосодержащих веществ, применяемых в медицине, которые Высоцкий и использовал.
— Похоже, вы не считаете Высоцкого сильной личностью?
— Если бы он был сильным, — не пил бы! Но уникальность Высоцкого в том, что разрушив алкоголем и наркотиками психику, он каким-то чудо умел хранить в себе Божий дар.

По информации «Экспресс газеты»

Лечивший Владимира Высоцкого от пьянства врач поведал о его болезни

Врач, спасавший артиста от алкоголизма, откровенно рассказал о его болезни. 25 июля исполнилось 30 лет со дня смерти Владимира Высоцкого. Юбилейная дата породила целую волну слухов и домыслов о смерти великого артиста.

Так, некий американский врач Марк Цыбульский выложил в Интернете работу, посвященную психическому заболеванию артиста. Основывая свои измышления на компиляциях, составленных из высказываний друзей и коллег поэта, автор опуса «Почему умер Высоцкий» без обиняков ставит ему диагноз — «маниакально-депрессивное состояние». Наш обозреватель Борис Кудрявов встретился с врачом-психиатром, президентом Московской психотерапевтической академии, профессором Михаилом Буяновым, диагностировавшим Владимира Семеновича и с помощью гипноза проводивший лечение алкоголизма и отучавшего его от пьянства.

— Компиляторы из Интернета — страшная сила: концов не найдешь. Творение Цыбульского никакого отношения к психиатрии конечно же не имеет, — начал разговор со мной Михаил Буянов. — Все врачи мира живут по Международной классификация болезней, травм и причин смерти (МКБ). Ни о каких предположительных диагнозах там даже речи быть не может! А о посмертных тем более.
— При каких обстоятельствах вы встретились с Высоцким?
— В ноябре 1965 года тогдашний главный врач Московской психиатрической больницы № 8 имени Соловьева Василий Дмитриевич Денисов попросил меня помочь: в течение нескольких недель нужно было возить из клиники на репетиции актера театра на Таганке Владимира Высоцкого. И следить, чтобы он не напивался.
Я был совсем еще молодым врачом. После окончания Второго Московского медицинского института им. Н.И.Пирогова учился в аспирантуре. Меня тогда удивило — как такой молодой парень (а он всего на год старше меня), и уже законченный алкоголик! Хотя природный дар чувствовался.
— Михаил Иванович, у вас получалось «следить» за таким пациентом?
— С первого же дня начались проблемы: во время перерыва он надрался в театральном туалете. Где-то у него была водка припрятана. Директор театра Николай Лукьянович Дупак принялся меня ругать: «Ну, как же так, Миша, не уследил!» Естественно, я был на Высоцкого зол. Да и он относился ко мне крайне настороженно. По просьбе его супруги Людмилы Абрамовой мне приходилось несколько раз ходить с Владимиром на разные банкеты. В основном мы бывали в Доме актера. И в моем присутствии Высоцкий держался, не пил.

Актеру проводили лечение от алкоголизма в щадящем режиме

— Но тот же Цыбульский ссылаясь на Ваши воспоминания, делает упор именно на психической стороне болезни Высоцкого: «заведующая отделением сказала: «Высоцкий — отпетый пьяница, такие способны на все», а лечащий врач добавила: «Вначале ему ставили «психопатию, осложненную бытовым пьянством», но вскоре сменили диагноз на «хронический алкоголизм».
— Психопатия – врожденное уродство человеческого характера. Но это не болезнь как таковая. А вот хронический алкоголизм — действительно тяжелое заболевание. Но учтите, лечащим врачом Высоцкого я не был. Хотя в борьбе за его здоровье участие принимал активное. Даже гипнотизировал, с его согласия разумеется, чтобы поставить код на запрет к выпивке. Отделением, в котором лежал Высоцкий, заведовала Вера Феодосьевна Народницкая.
А лечащим врачом была Алла Машенджинова. Не знаю о методах их лечения. В дела коллег стараюсь не лезть. Но, если судить по результатам, то можно понять, что лечили Высоцкого в щадящем режиме.
— Но речь-то идет о маниакально-депрессивном психозе.
— Такого состояния у Высоцкого и быть не могло. Потому что структура личности неподходящая для этого. Колебаний настроения, связанных с такой болезнью, у него не наблюдалось. У него вообще не было психоза как такового!

Высоцкий легко поддавался гипнозу от алкоголя

— Можно ли все-таки считать Высоцкого психически больным человеком?
— Хронический алкоголизм да еще в сочетании с осложненной формой полинаркомании к психическим заболеваниям, конечно, имеет отношение. Психика от таких возлияний меняется не в лучшую сторону. Скажу больше — эти изменения иногда внешне могут быть похожи на врожденную психопатию. Но при чем здесь маниакально-депрессивный психоз, понять не могу?

— Вы упомянули гипноз. Он помог?
— Считается, что все алкоголики, и Владимир не был исключением, очень гипнабельны. Естественно, предварительно мы договорились. И вообще много разговаривали на тему гипноза. Ведь Высоцкий был очень любознательным. Его внушение, выработку условного рефлекса я проводил на себя. То есть при виде меня у Высоцкого должен возникать страх к выпивке, отвращение к водке. Он боялся, что если выпьет, то возникнет сильный страх, либо начнется рвота. Результат оказался хорошим. В моем присутствии Владимир Семенович к рюмке не притрагивался. Если разумно практиковать, то в таком состоянии пациента можно было бы продержать лет пять как минимум.
— А чем объясняется ваша жестковатость по отношению к Высоцкому?
— Мой голос — всего лишь голос особого врача. По моему мнению, медик обязан не путать человека с его творчеством. Ведь Высоцкий обошел все психиатрические больницы Москвы и Подмосковья не по одному разу. Кто-нибудь ему реально помог? Врачи становились больше его друзьями, чем лекарями. А строгих врачей, как все алкоголики, он люто ненавидел.
— Врачи, говорят, тоже приложили руку к его зависимости от наркотиков.
— Высоцкий в последние годы своей жизни общался, извините, со всякой шпаной: с врачами, медсестрами, у которых можно было раздобыть, купить наркотики. После его смерти некоторых из них даже разыскивали фискальные органы. Так что, ни одного приличного медика рядом с ним не было. Кроме, может быть, реаниматологов, которые из уважения к Марине Влади вытаскивали Высоцкого из тяжелейших ситуаций.
— О каких наркоторговцах вы говорите? В те годы в Москве и наркоманов то практически не было.
— Их действительно было очень мало. Но наркотиками в Москве все же торговали. Высоцкий и погиб оттого, что канал их поступления перекрыли. В 1980 году, перед началом Олимпиады из московских больниц изъяли все наркотики опийной группы — опиаты. Той самой категории наркосодержащих веществ, применяемых в медицине, которые Высоцкий и использовал.
— Похоже, вы не считаете Высоцкого сильной личностью?
— Если бы он был сильным, — не пил бы! Но уникальность Высоцкого в том, что разрушив алкоголем и наркотиками психику, он каким-то чудо умел хранить в себе Божий дар.

Использованные источники: pohmelyu.net

ВАС МОЖЕТ ЗАИНТЕРЕСОВАТЬ :

  Кодирование от алкоголизма панов

  Наследственные признаки алкоголизма

  Корень копытень лечение алкоголизма

Правда ли что Высоцкий много пил? Он был алкоголиком? И его сын также пьет?

Владимир Высоцкий имел пристрастие к алкоголю и даже пару раз проходил лечение от алкоголизма. С наркотиками Высоцкий не дружил, но время от времени принимал их,- как он сам говорил, для расслабления от тяжёлой жизни. В советские времена, когда Высоцкий был ещё не очень популярен среди партийной элиты, ему приходилось давать полунелегальные концерты,- на частных квартирах, в маленьких залах неизвестных клубов культуры, в спортивных и актовых залах школ, нередко зрители могли наблюдать картину, как рядом с исполнителем стояла бутылка вина, из которой он врем от времени отхлёбывать глоток-другой.

Что же касается сына Владимира Высоцкого, то лично мне не приходилось наблюдать или видеть его в нетрезвом состоянии. Но утверждать, что он не пьёт,- тоже не могу. Всё может быть и не стоит забывать, что в наше время это может оказаться как правдой, так и инсинуацией.

Что же касается заметки по ссылке, то в ней ни слова не сказано об алкоголе. А термин интоксикация означает отравление. И отравление это может быть вызвано ведь не только алкоголем. Это может быть и обычное пищевое отравление, и реакция на какое-нибудь лекарство. Отравиться можно и дыхательным путём и при кожном контакте. Вариантов получения отравления много.

Использованные источники: www.bolshoyvopros.ru

ВАС МОЖЕТ ЗАИНТЕРЕСОВАТЬ :

  Пагубное влияние алкоголизма

  Кодирование от алкоголизма панов

  Наследственные признаки алкоголизма

Правда о зависимости Владимира Высоцкого

О том, что Высоцкий — наркоман, первой объявила Марина Влади в автобиографической повести «Владимир…». На нее многие обиделись. Еще и потому обиделись, что пьянство и алкоголизм — вещи для русского человека привычные, а наркомании в Советском Союзе, как и секса, официально не существовало.

Владимир Высоцкий и был изгоем в родной стране, потому что мог себе позволить спеть: «Я лежу в палате наркоманов, чувствую: сам сяду на иглу!» Кстати, это слова из песни 1969 года. Что это — пророчество? Скорее, лишь поэтический образ, метафора.

Когда, где и при каких обстоятельствах Высоцкий попробовал наркотики, останется тайной. Кто-то пытается оправдывать: дескать, на спектаклях и концертах Высоцкий выкладывался на полную катушку, а наркотики на какое-то время компенсируют колоссальные энергетические затраты. Существует и более благородное оправдание.

Друг и администратор Высоцкого Валерий Янклович вспоминал: «Я много говорил с Володей на эту тему. Он мне сказал: «Вот ты не был на Западе, а там все творческие люди это делают. Это ведь стимулирует творчество. Я же не злоупотребляю, а только для поддержания формы. И мне это помогает». В другой раз Янклович выдвигает иную версию: «Володя сам говорил мне, что вначале укол наркотика — это был выход из запоя. А наркотики всерьез у него начались в конце 1975 года. Я в этом уверен». Примерно то же самое утверждает и последняя любовь Высоцкого Оксана Афанасьева (ныне жена Леонида Ярмольника), с которой он при «живой» жене — Марине Влади — собирался обвенчаться: «Володя мне как-то рассказывал, что первый раз ему сделали наркотик в Горьком, чтобы снять синдром похмелья. Врач-женщина сказала, что у ее мужа бывают запои и она легко выводит его из этого состояния одним уколом. Это было в 1977 году. Я точно помню, что Володя сказал, что в 1977 году».

Эту версию поддерживает и профессионал — врач Института им. Склифосовского Леонид Сульповар: «Когда мы выводили Володю из тяжелых состояний, то знали, что можно, а что нельзя. Ведь в этом процессе используются вещества наркотического ряда. Володя попадал в разные места, и где-то скорее всего передозировали. Тогда «выход» проще. Думаю, что вкус наркотика он ощутил на фоне выхода из пике».

В то же время коллега Высоцкого по театру актер Николай Губенко весьма категоричен: «Высоцкий много пил, но потом ушел из алкоголя на наркотики, к которым его приобщили Марина Владимировна и ее старший сын. Так что, когда после смерти Володи Марина стала говорить, что она была его ангелом-хранителем, это не совсем так».

Где же врачи?!

В Советском Союзе проблемы, где достать наркотики, для Высоцкого по большому счету не существовало. За границей, пусть это не покажется странным, с этим делом было сложнее. «Я передавал ему ампулы через командира самолета «Аэрофлота», который летал в Париж. Передавал в пузырьках от сердечных капель», — вспоминал Валерий Янклович. Косвенно подтвердит это и Валерий Золотухин в дневнике: «Люди рисковали, вернее, не подозревали пилоты наши, что в бутылочках из-под облепихового масла они привозили ему наркотик». Однажды на таможне в аэропорту Высоцкий подвергся тщательному досмотру. Тогда он прямо в кармане раздавил пузырек из-под сердечных капель и сильно порезался.

Болезнь прогрессировала. Анатолий Федотов признавался: «Были моменты, когда Володя уже не мог контролировать себя. Сколько бы мы ни достали — правдами и неправдами — он мог сразу сделать себе… Мог всадить колоссальную дозу». То же говорит и еще один человек из окружения Высоцкого — В. Шехтман: «В последнее время Володя реально себя не ощущал. «Володя, а сколько ты сегодня хватанул? Штук 10 уже засадил?» — «Да это же вода! Они туда воду наливают!»

Клиническая смерть

Известно, что ровно за год до биологической смерти Высоцкий был в состоянии клинической. Полное отсутствие сердечной деятельности. Анатолий Федотов ввел кофеин прямо в сердце. Через полчаса Владимир Семенович — как ни в чем не бывало! Но администраторы забеспокоились: «Ты, наверное, все три концерта не отработаешь!» Оксана возмутилась: «Какие концерты! Вы что. » Было принято считать, что тогда в Бухаре причиной клинической смерти был сердечный приступ. Позже выяснилось: оказавшись без наркотика, Высоцкий ввел себе лекарство, которое используют при лечении зубов.

Владимир Семенович свое безвыходное положение оценивал так: «Мне ничего не осталось, кроме пули в лоб. » «В Калининграде мы свели дозу до одной ампулы. Не хватало. Володя мне говорил: «Я покончу с собой! Я выброшусь из окна!» — вспоминал Николай Тамразов. — Но нашлась женщина по имени Марина, из Ленинграда. У нее муж работал врачом. «Могу помочь. »

Кстати, Марина попросила мужа осмотреть Высоцкого. «В таком состоянии человек не то что выступать, жить не может! Живой мертвец!» К такому выводу приходили и другие врачи. Янклович в марте 80-го не посчитал нужным скрывать от друга, что по мнению одного из них, жить ему осталось не более двух месяцев. По прошествии срока Владимир Семенович посмеивался: «Ну что? Где же ваши врачи?!»

Обратно к спиртному

С приближением Олимпиады все столичные больницы и аптеки были взяты под строжайший контроль. Высоцкий вынужден был вернуться к алкоголю.

«Почему были эти жуткие последние запои? Да потому, что никто не мог достать лекарства», — считает Оксана Ярмольник.

Самый последний запой был, похоже, с Промокашкой из «Места встречи» — актером Театра на Таганке Иваном Бортником. Когда у Высоцкого не хватало «лекарства», он угрожал друзьям: «Ах вы так! Тогда я поеду к Ваньке. Если у него есть, он всегда даст».

В тот последний загул Оксана выдвинула требование: «Все! Я ухожу! Или пусть он уйдет!» Высоцкий не любил, когда им командуют женщины: «Нет, останьтесь оба! Если ты уйдешь, я выброшусь с балкона!»

Попытки самоубийства в последние дни жизни Высоцкого, по мнению Оксаны, «были элементарным издевательством над ближними». Но в данном случае все могло закончиться трагедией. «Я оделась, выскочила на улицу. Смотрю: Володя висит на руках, держится за прутья решетки, — рассказывала она. — Бегом взбежала на 8-й этаж. С трудом вместе с Бортником мы втащили Володю на балкон».

22 июля Высоцкий обнадеживал Янкловича: «Дозу уменьшил, чувствую себя лучше. Уже выхожу…» Позвонил Марине в Париж: «Я завязал, у меня билет и виза на двадцать девятое. Ты меня примешь?» — «Приезжай. Ты же знаешь, я всегда тебя жду». — «Спасибо, любимая».

А вечером 23 июля в реанимационном отделении НИИ им. Склифосовского появились Валерий Янклович и Анатолий Федотов и попросили дозу хлорадгидрата.

«Это такой седативно-успокаивающий, расслабляющий препарат, довольно токсичный» — объяснял врач Щербаков журналисту Перевозчикову. Когда мы с Леней Сульповаром узнали, в каких дозах и в каких смесях хлорадгидрат будет применяться, мы встали на дыбы! Решили сами поехать на Малую Грузинскую.

Высоцкий был в асфиксии. Федотов накачал его большими дозами всяких седативов. Он лежал практически без рефлексов. У него уже заваливался язык! То есть он сам мог себя задушить. Мы с Леней придали ему положение, которое и положено наркотизированному больному, рефлексы чуть-чуть появились.

Сульповар со Щербаковым тут же подняли вопрос о немедленной госпитализации. Но забрать к себе, в Склифосовского, они не могли. К Владимиру Высоцкому там относились негативно. К тому же совсем недавно несколько сотрудников Склифа угодило за решетку по «наркоманному делу». Федотов категорически возражал против госпитализации, утверждал, что справится сам. Постановили: госпитализировать 25-го: в следующее дежурство Сульповара со Щербаковым. Оксана Ярмольник считает, что они просто испугались ответственности. Не дай бог, Высоцкий умер бы у них на отделении!

Гроб-исключение

24 июля оказалось последним днем жизни Владимира Высоцкого. Он по-прежнему стонал, метался по комнате, куда-то рвался. Очевидцы утверждают: находился практически в полубессознательном состоянии. И вдруг подходит к Янкловичу: «Ты знаешь, я сегодня умру!» — «Как тебе не стыдно! Посмотри, сколько людей вокруг тебя вертится. У всех силы уже на исходе. Приляг лучше». То же самое вскоре Владимир Семенович скажет и Оксане: «Пойди приляг». Похоже, это были его последние слова.

Близкие Владимиру Семеновичу люди сделали все возможное, чтобы вскрытие не производилось. Боялись, что будет установлено: Высоцкий — наркоман. Врачебное заключение о смерти гласит: «Причина — острая сердечно-сосудистая недостаточность». Щербаков считает иначе: «25-го был полный аналог тому, что было 23-го. То есть медикаментозная кома».

ЗАПИСАТЬСЯ НА БЕСПЛАТНУЮ КОНСУЛЬТАЦИЮ

Поможем мотивировать человека, чтобы у него появилось желание избавиться от зависимости.
Дадим рекомендации, как общаться с наркозависимым.

Использованные источники: www.narconon-standard.ru

ВАС МОЖЕТ ЗАИНТЕРЕСОВАТЬ :

  Коррекция подросткового алкоголизма

  Пагубное влияние алкоголизма

  Громецин от алкоголизма

  Корень копытень лечение алкоголизма

Алкоголизм высоцкого лечение

Книга об «алкогольной судьбе» Владимира Высоцкого

С пьянством можно бороться по-разному. Один из способов борьбы — рассказать правду о трагической жизни человека, погибшего от пьянства. И особенно сильное впечатление этот рассказ производит, если этот человек — любимец всего народа.

Федор Раззаков, написавший большую (500 страничную) книгу «Владимир Высоцкий. По лезвию бритвы», вышедшую в прошлом году, главной ее темой сделал пьянство поэта. Вернее, как он пишет в предисловии: «. собрав о Владимире Высоцком массу всевозможного устного и печатного материала, я старался понять: почему он так сильно пил, чего не хватало ему в жизни? Почему из молодого человека, когда-то принявшего в компании стакан вина, получился законченный алкоголик?

. никто не гибнет зря.
Так лучше, чем от водки и от простуд.

Так пел Владимир Высоцкий за 14 лет до своей смерти. Он не желал себе гибели от водки, но все равно пил, с каждым годом «уходя в пике» все сильнее и сильнее.

Ответ, на заданные в предисловии вопросы, можно свети к нескольким пунктам: причиной пьянства была отягощенная наследственность, раннее знакомство с зельем (с 13 лет), тяжелая семейная обстановка в детстве (не сложившиеся отношения с отчимом), социальная несправедливость, неудачи в личной жизни.

То есть ничего оригинального. Миллионы людей на земле живут с теми же проблемами, но не все из них становятся алкоголиками. Хотя многие и становятся. На наш взгляд гораздо ближе к полному ответу на вопрос о причинах пьянства Высоцкого подводят параллели, разбросанные по всей книге, — судьба Высоцкого ставится в ряд судеб других известных талантливейших русских, советских и зарубежных писателей, актеров, музыкантов. Сергей Есенин, Александр Твардовский, Александр Фадеев, Михаил Шолохов, Геннадий Шпаликов, Николай Рубцов, Джек Лондон, Эрнест Хемингуэй, Джон Ленон, Роберт Бернс. Страшный список, страдавших от «веселого убийцы» — алкоголя — можно было бы и продолжить.

Но, все-таки, сравнивая нашу отечественную и американскую литературу, Ф.Раззаков утешает читателя: «Вообще чуть ли не вся американская литература создана алкоголиками. Из шести американских писателей — нобелевских лауреатов по литературе трое — С.Льюс, Ю.о’Нил, У.Фолкнер — в течение длительных периодов жизни были запойными пьяницами, алкоголиками. Двое из лауреатов — Э.Хемингуэй, Д.Стейнбек — тоже много пили».

Наши писатели — Нобелевские лауреаты пьяницами не были. Но, повторимся, все-таки многие русские писатели были и по сей день являются сильно зависимыми от спиртного.

Такую же книгу, как о Высоцком, с подробными описаниями пьяных срывов и их последствий, увеличивавшейся год от года зависимости от алкогольной наркотизации, можно было бы написать и о других наших писателях.

Самое распространенное сравнение — сравнение Высоцкого с Есениным. Справедливо написал один из критиков — «у каждого из них был свой черный человек». И, что очень важно, — это, кстати, отличает Высоцкого от многих «пьяных знаменитостей» и, грубо говоря, от «собутыльников», — он видел и знал о существовании этого «черного человека».

Во мне два Я — два полюса планеты,
Два разных человека, два врага.
И я борюсь, давлю в себе мерзавца, —
О, участь беспокойная моя!-
Боюсь ошибки, может оказаться,
Что я давлю не то второе Я.
Искореню, похороню, зарою, —
Очищусь, ничего не скрою я!
Мне чуждо это Я мое второе,
Нет, это не мое второе Я!

Эта раздвоенность проявлялась постоянно, справиться с ней у Высоцкого не хватало сил. Показателен разговор Высоцкого с лечащим врачом — Михаилом Буяновым, который приводится в книге Ф.Раззакова:

«— Вы поете о романтике, о силе воли, о товариществе — вот на деле и покажите себя. А то в песнях Вы одно, а в жизни совсем другое.

— Вы говорите не как врач. Врачи всегда соглашаются, а вы со мной спорите.

— Видите ли, пьянство и наркомания — это не аппендицит или инфаркт, которые мало зависят от воли человека. Пьянство — следствие свободы выбора, человек совершенно сознательно приобщается к этому пороку и расстается с ним по собственной воле. Неслучайно наибольшую помощь подобной публике оказывают не медики, а священники. В психиатрии главное оружие врача — его личность. Если личность лекаря сильнее личности пьяницы, и лекарю удается отговорить от такого образа жизни, в котором стержнем является водка, то вовсе не важно, кто по профессии этот лекарь. Если человек не намерен избавиться от своего порока, никто не может сделать это помимо его воли.

—Так выходит, я не больной человек?

—Вы больной, больной вытекает из вашего образа жизни, который вы выбрали.

—Но ведь вся страна пьет, а среди актеров половина — алкаши.

—Не вся стран пьет, кто-то и работает.

На это Высоцкий ничего не ответил, больше они не виделись».

В биографии Ф.Раззакова рассказывается о том, что в жизни Высоцкого были периоды, когда он активно сопротивлялся своему «черному человеку», тогда он ненавидел пьянство вообще, и этот праведный гнев держал его вдали от «рюмки». И, надо сказать, в те периоды борьба была более результативной, чем тогда, когда он «подшивался». Во время принудительного лечения его стали посещать мысли о самоубийстве:

Устал бороться с притяжением земли —
Лежу, — так дальше расстоянье до петли.
И сердце дергается словно не во мне, —
Пора туда, где только ни и только не.

Книга Ф.Раззакова — очень нужная для русских людей книга. Жизнь и судьба Высоцкого у нас всегда романтизировалась. Мы любили и любим его песни, и мы привыкли считать его «жертвой режима», привыкли думать и говорить: «Он не мог выдержать той лжи, которая царила вокруг, его не понимали, его травили, потому он и пил. Он в этом не виноват». И сами мы не замечаем, что из такого рассуждения можно сделать общезначимый вывод: когда не понимают, когда клевещут, когда времена трудные не грешно и выпить, расслабиться, — иначе нервная система не справится с нагрузкой.

Судьба Высоцкого, рассказанная Ф.Раззаковым, доказывает — чем больше уступаешь желанию расслабиться, тем страшнее становится зависимость от «черного человека». И даже сильный, с «бойцовским характером» пьяница не может сам справится со своим страшным противником.

Реалистический, а не романтический взгляд на поэзию и судьбу Высоцкого заставляет проводить черту между Божиим даром, которым он был наделен и греховной жизнью, которая зачастую находила отражение и в песнях. Так что далеко не все написанное Высоцким можно читать и петь без повреждения души, — имею в виду прежде всего его блатные и пьяные песни, тем более те, которые и записаны были на пленку во время пьяного застолья.

Читая биографию Высоцкого, невольно вспоминаешь слова старца Варсонофия и старца Нектария Оптинских о наших писателях: «У них на душе всегда кошки скребут. И без этого нельзя». «Можно приобрети славу всего мира, а душу свою потерять». Эти старцы, особенно часто напоминавшие своим духовным чадам о судьбах наших писателей, говорили, что гению спастись труднее всего, — у него больше искушений, чем у простого человека, на него больше воюет «черный человек». Спасти гения может только глубокое покаяние (старцы всегда ставили в пример Достоевского) и молитва. Молился ли кто-нибудь за Высоцкого при жизни? Молился ли он сам? Каялся ли?

«Журналистское расследование» ведущего канала «Культура» Дмитрия Менделеева доказало, что Высоцкий был крещен. В его последних стихах немало покаянных нот, памяти о смерти (он знал, что он обречен) и о Боге. Как много значит, например строчка:

Купола в России кроют чистым золотом,
Чтобы чаще Господь замечал.

В последних стихах ясно и четко говорится о том, что поэта ждет Небесный Судия, перед которым в скором времени ему придется предстать. Но нет у нас никаких свидетельств о том, что Высоцкий прибегал к церковным Таинствам, о том, что он хотя бы изредка заходил в храм. Хотя, это могло быть тайной души и Бога. Не было в окружении Высоцкого верующих людей, были ли молитвенники — это вызывает больше всего сомнений. Со своим страшным врагом, который, в конце концов, стал его убийцей, Высоцкий постоянно оказывался наедине. О том, что его мучения достигли в конце жизни пределов человеческого терпения, говорится в одном из последних стихотворений, которое начинается со строки:

И снизу лед, и сверху — маюсь между.

Уже при жизни Высоцкий вкусил адские муки, он даже в песнях кричал об этом, он как бы предупреждал своей судьбой: «Люди! Не ходите по этим дорогам, они кончаются мучительной смертью еще при жизни». Фотографии Высоцкого последних лет (одна из них на обложке книги Ф.Раззакова), последние видеозаписи заставляют внутренне содрогнуться: такой запредельный надрыв, мучение, отчаяние сквозит в этом взгляде. «Спасите наши души, мы гибнем от удушья!» Дошло ли это предупреждение, как и, например, предупреждение другого великого поэта, которого любил Высоцкий:

Не таюсь я перед вами, посмотрите на меня,
Я стою среди пожарищ, обожженный языками

Преисподняго огня (А.Блок) — до русских людей? По всей видимости, нет.

В книге Ф.Раззакова справедливо говорится о том, что переменить ситуацию с пьянством в России можно только на государственном уровне. «На Западе, где ко всему относятся практично, прекрасно понимают, какой колоссальный вред обществу наносит пьянство, вкладывают немалые деньги в антиалкогольную кампанию. Многие знаменитости Запада, переболевшие когда-то этой болезнью, теперь открыто пропагандируют трезвый образ жизни и призывают к этому и тех своих коллег, кто еще не успел одуматься. В нашей больной стране пока этого нет». Доживем ли мы до тех времен, когда ситуация переменится — Бог весть.

А об одной из жертв «последней войны», которая много десятилетий совершается на нашей земле, в том числе при помощи водки, наркотиков и курева — о Владимире Высоцком теперь есть кому помолиться. Слава Богу, есть теперь те, кто просит у Господа простить его «прегрешения вольная и невольная и нас помиловати и спасти».

Использованные источники: opv-ak.ru

ВАС МОЖЕТ ЗАИНТЕРЕСОВАТЬ :

  Коррекция подросткового алкоголизма

  Наследственные признаки алкоголизма

  Громецин от алкоголизма

Лечивший Владимира Высоцкого от пьянства врач поведал о его болезни

Врач, спасавший артиста от алкоголизма, откровенно рассказал о его болезни. 25 июля исполнилось 30 лет со дня смерти Владимира Высоцкого. Юбилейная дата породила целую волну слухов и домыслов о смерти великого артиста.

Так, некий американский врач Марк Цыбульский выложил в Интернете работу, посвященную психическому заболеванию артиста. Основывая свои измышления на компиляциях, составленных из высказываний друзей и коллег поэта, автор опуса «Почему умер Высоцкий» без обиняков ставит ему диагноз — «маниакально-депрессивное состояние». Наш обозреватель Борис Кудрявов встретился с врачом-психиатром, президентом Московской психотерапевтической академии, профессором Михаилом Буяновым, диагностировавшим Владимира Семеновича и с помощью гипноза проводивший лечение алкоголизма и отучавшего его от пьянства.

— Компиляторы из Интернета — страшная сила: концов не найдешь. Творение Цыбульского никакого отношения к психиатрии конечно же не имеет, — начал разговор со мной Михаил Буянов. — Все врачи мира живут по Международной классификация болезней, травм и причин смерти (МКБ). Ни о каких предположительных диагнозах там даже речи быть не может! А о посмертных тем более.
— При каких обстоятельствах вы встретились с Высоцким?
— В ноябре 1965 года тогдашний главный врач Московской психиатрической больницы № 8 имени Соловьева Василий Дмитриевич Денисов попросил меня помочь: в течение нескольких недель нужно было возить из клиники на репетиции актера театра на Таганке Владимира Высоцкого. И следить, чтобы он не напивался.
Я был совсем еще молодым врачом. После окончания Второго Московского медицинского института им. Н.И.Пирогова учился в аспирантуре. Меня тогда удивило — как такой молодой парень (а он всего на год старше меня), и уже законченный алкоголик! Хотя природный дар чувствовался.
— Михаил Иванович, у вас получалось «следить» за таким пациентом?
— С первого же дня начались проблемы: во время перерыва он надрался в театральном туалете. Где-то у него была водка припрятана. Директор театра Николай Лукьянович Дупак принялся меня ругать: «Ну, как же так, Миша, не уследил!» Естественно, я был на Высоцкого зол. Да и он относился ко мне крайне настороженно. По просьбе его супруги Людмилы Абрамовой мне приходилось несколько раз ходить с Владимиром на разные банкеты. В основном мы бывали в Доме актера. И в моем присутствии Высоцкий держался, не пил.

Актеру проводили лечение от алкоголизма в щадящем режиме

— Но тот же Цыбульский ссылаясь на Ваши воспоминания, делает упор именно на психической стороне болезни Высоцкого: «заведующая отделением сказала: «Высоцкий — отпетый пьяница, такие способны на все», а лечащий врач добавила: «Вначале ему ставили «психопатию, осложненную бытовым пьянством», но вскоре сменили диагноз на «хронический алкоголизм».
— Психопатия – врожденное уродство человеческого характера. Но это не болезнь как таковая. А вот хронический алкоголизм — действительно тяжелое заболевание. Но учтите, лечащим врачом Высоцкого я не был. Хотя в борьбе за его здоровье участие принимал активное. Даже гипнотизировал, с его согласия разумеется, чтобы поставить код на запрет к выпивке. Отделением, в котором лежал Высоцкий, заведовала Вера Феодосьевна Народницкая.
А лечащим врачом была Алла Машенджинова. Не знаю о методах их лечения. В дела коллег стараюсь не лезть. Но, если судить по результатам, то можно понять, что лечили Высоцкого в щадящем режиме.
— Но речь-то идет о маниакально-депрессивном психозе.
— Такого состояния у Высоцкого и быть не могло. Потому что структура личности неподходящая для этого. Колебаний настроения, связанных с такой болезнью, у него не наблюдалось. У него вообще не было психоза как такового!

Высоцкий легко поддавался гипнозу от алкоголя

— Можно ли все-таки считать Высоцкого психически больным человеком?
— Хронический алкоголизм да еще в сочетании с осложненной формой полинаркомании к психическим заболеваниям, конечно, имеет отношение. Психика от таких возлияний меняется не в лучшую сторону. Скажу больше — эти изменения иногда внешне могут быть похожи на врожденную психопатию. Но при чем здесь маниакально-депрессивный психоз, понять не могу?

— Вы упомянули гипноз. Он помог?
— Считается, что все алкоголики, и Владимир не был исключением, очень гипнабельны. Естественно, предварительно мы договорились. И вообще много разговаривали на тему гипноза. Ведь Высоцкий был очень любознательным. Его внушение, выработку условного рефлекса я проводил на себя. То есть при виде меня у Высоцкого должен возникать страх к выпивке, отвращение к водке. Он боялся, что если выпьет, то возникнет сильный страх, либо начнется рвота. Результат оказался хорошим. В моем присутствии Владимир Семенович к рюмке не притрагивался. Если разумно практиковать, то в таком состоянии пациента можно было бы продержать лет пять как минимум.
— А чем объясняется ваша жестковатость по отношению к Высоцкому?
— Мой голос — всего лишь голос особого врача. По моему мнению, медик обязан не путать человека с его творчеством. Ведь Высоцкий обошел все психиатрические больницы Москвы и Подмосковья не по одному разу. Кто-нибудь ему реально помог? Врачи становились больше его друзьями, чем лекарями. А строгих врачей, как все алкоголики, он люто ненавидел.
— Врачи, говорят, тоже приложили руку к его зависимости от наркотиков.
— Высоцкий в последние годы своей жизни общался, извините, со всякой шпаной: с врачами, медсестрами, у которых можно было раздобыть, купить наркотики. После его смерти некоторых из них даже разыскивали фискальные органы. Так что, ни одного приличного медика рядом с ним не было. Кроме, может быть, реаниматологов, которые из уважения к Марине Влади вытаскивали Высоцкого из тяжелейших ситуаций.
— О каких наркоторговцах вы говорите? В те годы в Москве и наркоманов то практически не было.
— Их действительно было очень мало. Но наркотиками в Москве все же торговали. Высоцкий и погиб оттого, что канал их поступления перекрыли. В 1980 году, перед началом Олимпиады из московских больниц изъяли все наркотики опийной группы — опиаты. Той самой категории наркосодержащих веществ, применяемых в медицине, которые Высоцкий и использовал.
— Похоже, вы не считаете Высоцкого сильной личностью?
— Если бы он был сильным, — не пил бы! Но уникальность Высоцкого в том, что разрушив алкоголем и наркотиками психику, он каким-то чудо умел хранить в себе Божий дар.

По информации «Экспресс газеты»

Лечивший Владимира Высоцкого от пьянства врач поведал о его болезни

Врач, спасавший артиста от алкоголизма, откровенно рассказал о его болезни. 25 июля исполнилось 30 лет со дня смерти Владимира Высоцкого. Юбилейная дата породила целую волну слухов и домыслов о смерти великого артиста.

Так, некий американский врач Марк Цыбульский выложил в Интернете работу, посвященную психическому заболеванию артиста. Основывая свои измышления на компиляциях, составленных из высказываний друзей и коллег поэта, автор опуса «Почему умер Высоцкий» без обиняков ставит ему диагноз — «маниакально-депрессивное состояние». Наш обозреватель Борис Кудрявов встретился с врачом-психиатром, президентом Московской психотерапевтической академии, профессором Михаилом Буяновым, диагностировавшим Владимира Семеновича и с помощью гипноза проводивший лечение алкоголизма и отучавшего его от пьянства.

— Компиляторы из Интернета — страшная сила: концов не найдешь. Творение Цыбульского никакого отношения к психиатрии конечно же не имеет, — начал разговор со мной Михаил Буянов. — Все врачи мира живут по Международной классификация болезней, травм и причин смерти (МКБ). Ни о каких предположительных диагнозах там даже речи быть не может! А о посмертных тем более.
— При каких обстоятельствах вы встретились с Высоцким?
— В ноябре 1965 года тогдашний главный врач Московской психиатрической больницы № 8 имени Соловьева Василий Дмитриевич Денисов попросил меня помочь: в течение нескольких недель нужно было возить из клиники на репетиции актера театра на Таганке Владимира Высоцкого. И следить, чтобы он не напивался.
Я был совсем еще молодым врачом. После окончания Второго Московского медицинского института им. Н.И.Пирогова учился в аспирантуре. Меня тогда удивило — как такой молодой парень (а он всего на год старше меня), и уже законченный алкоголик! Хотя природный дар чувствовался.
— Михаил Иванович, у вас получалось «следить» за таким пациентом?
— С первого же дня начались проблемы: во время перерыва он надрался в театральном туалете. Где-то у него была водка припрятана. Директор театра Николай Лукьянович Дупак принялся меня ругать: «Ну, как же так, Миша, не уследил!» Естественно, я был на Высоцкого зол. Да и он относился ко мне крайне настороженно. По просьбе его супруги Людмилы Абрамовой мне приходилось несколько раз ходить с Владимиром на разные банкеты. В основном мы бывали в Доме актера. И в моем присутствии Высоцкий держался, не пил.

Актеру проводили лечение от алкоголизма в щадящем режиме

— Но тот же Цыбульский ссылаясь на Ваши воспоминания, делает упор именно на психической стороне болезни Высоцкого: «заведующая отделением сказала: «Высоцкий — отпетый пьяница, такие способны на все», а лечащий врач добавила: «Вначале ему ставили «психопатию, осложненную бытовым пьянством», но вскоре сменили диагноз на «хронический алкоголизм».
— Психопатия – врожденное уродство человеческого характера. Но это не болезнь как таковая. А вот хронический алкоголизм — действительно тяжелое заболевание. Но учтите, лечащим врачом Высоцкого я не был. Хотя в борьбе за его здоровье участие принимал активное. Даже гипнотизировал, с его согласия разумеется, чтобы поставить код на запрет к выпивке. Отделением, в котором лежал Высоцкий, заведовала Вера Феодосьевна Народницкая.
А лечащим врачом была Алла Машенджинова. Не знаю о методах их лечения. В дела коллег стараюсь не лезть. Но, если судить по результатам, то можно понять, что лечили Высоцкого в щадящем режиме.
— Но речь-то идет о маниакально-депрессивном психозе.
— Такого состояния у Высоцкого и быть не могло. Потому что структура личности неподходящая для этого. Колебаний настроения, связанных с такой болезнью, у него не наблюдалось. У него вообще не было психоза как такового!

Высоцкий легко поддавался гипнозу от алкоголя

— Можно ли все-таки считать Высоцкого психически больным человеком?
— Хронический алкоголизм да еще в сочетании с осложненной формой полинаркомании к психическим заболеваниям, конечно, имеет отношение. Психика от таких возлияний меняется не в лучшую сторону. Скажу больше — эти изменения иногда внешне могут быть похожи на врожденную психопатию. Но при чем здесь маниакально-депрессивный психоз, понять не могу?

— Вы упомянули гипноз. Он помог?
— Считается, что все алкоголики, и Владимир не был исключением, очень гипнабельны. Естественно, предварительно мы договорились. И вообще много разговаривали на тему гипноза. Ведь Высоцкий был очень любознательным. Его внушение, выработку условного рефлекса я проводил на себя. То есть при виде меня у Высоцкого должен возникать страх к выпивке, отвращение к водке. Он боялся, что если выпьет, то возникнет сильный страх, либо начнется рвота. Результат оказался хорошим. В моем присутствии Владимир Семенович к рюмке не притрагивался. Если разумно практиковать, то в таком состоянии пациента можно было бы продержать лет пять как минимум.
— А чем объясняется ваша жестковатость по отношению к Высоцкому?
— Мой голос — всего лишь голос особого врача. По моему мнению, медик обязан не путать человека с его творчеством. Ведь Высоцкий обошел все психиатрические больницы Москвы и Подмосковья не по одному разу. Кто-нибудь ему реально помог? Врачи становились больше его друзьями, чем лекарями. А строгих врачей, как все алкоголики, он люто ненавидел.
— Врачи, говорят, тоже приложили руку к его зависимости от наркотиков.
— Высоцкий в последние годы своей жизни общался, извините, со всякой шпаной: с врачами, медсестрами, у которых можно было раздобыть, купить наркотики. После его смерти некоторых из них даже разыскивали фискальные органы. Так что, ни одного приличного медика рядом с ним не было. Кроме, может быть, реаниматологов, которые из уважения к Марине Влади вытаскивали Высоцкого из тяжелейших ситуаций.
— О каких наркоторговцах вы говорите? В те годы в Москве и наркоманов то практически не было.
— Их действительно было очень мало. Но наркотиками в Москве все же торговали. Высоцкий и погиб оттого, что канал их поступления перекрыли. В 1980 году, перед началом Олимпиады из московских больниц изъяли все наркотики опийной группы — опиаты. Той самой категории наркосодержащих веществ, применяемых в медицине, которые Высоцкий и использовал.
— Похоже, вы не считаете Высоцкого сильной личностью?
— Если бы он был сильным, — не пил бы! Но уникальность Высоцкого в том, что разрушив алкоголем и наркотиками психику, он каким-то чудо умел хранить в себе Божий дар.

Использованные источники: pohmelyu.net

Похожие статьи